Социально-экономическое развитие

Территории, входящие в состав Священной Римской империи в Средние века, резко отличались друг от друга по населению, языку и уровню социально-экономического развития. В Германии в X—XI вв. господствовало пахотное земледелие, площадь сельскохозяйственных угодий неуклонно увеличивалась за счёт массированного освоения пустошей и лесов. Базовой хозяйственной единицей являлся свободный или полузависимый крестьянин, владеющий своим наделом на праве наследственной собственности. Процессы феодализации не были завершены: стройная феодальная иерархия не сложилась, а при поддержке императоров сформировался достаточно широкий слой мелких и средних рыцарей и министериалов, слабо зависящих от территориальных князей.

Особое влияние как в Германии, так и в Италии имело высшее духовенство: епископы и аббаты сближались по статусу с территориальными князьями, обладали развитым административным аппаратом и контролировали обширные области империи. Закрепощение крестьянства происходило несколько медленнее, чем во Франции или в Англии. В Италии прогресс хозяйства, по сравнению с Германией, был более значительным. Здесь быстрее развивалось сельское хозяйство, для которого было характерно многообразие форм крестьянского землевладения, однако главным двигателем экономики стали города, превратившиеся уже к XII веку в крупные торгово-ремесленные центры, специализирующиеся, прежде всего, на ткачестве, сукноделии и посреднической торговле.

Светская знать в Италии была достаточно слабой и быстро уступила ведущие позиции епископам и вальвассорам, а с развитием коммунального движения — городскому патрициату. Оживление торговли распространилось также и на немецкие области, прежде всего на города вдоль Рейна и Мааса, а также Гарц, где началась активная добыча серебра. В результате развития городов в Германии в XI—XII веке началось формирование сословия бюргерства сеньориальных и свободных имперских городов, однако в отличие от Франции и Англии союз горожан с центральной властью практически не сложился.

В XII—XIII веках произошло оформление сословной иерархии в империи, прежде всего слоя князей, ставших наследственными правителями региональных княжеств, чьё влияние неуклонно усиливалось и входило в противоречие с централизаторской политикой императоров из дома Гогенштауфенов, а также сословий мелких имперских рыцарей, министериалов и бюргерства вольных городов, превратившихся в главную опору имперской власти.

Темпы развития торговли в Германии значительно ускорились, что привело к массовому возникновению и бурному росту существующих городских центров. Многим городам удалось выйти из-под власти феодалов и добиться внутренней автономии. Однако уровень благосостояния и независимости немецких свободных городов по-прежнему значительно отставал от развития городских коммун Италии, которые в этот период превратились в фактически независимые государственные образования, ставшие европейскими центрами морской торговли, ремесла и финансовых операций.

Богатство итальянских городов стало одной из главных причин непрекращающейся борьбы за усиление власти императора в Северной и Средней Италии в XII—XIII веках. В сельском хозяйстве рост продуктивности земледелия вёл, с одной стороны, к усилению эксплуатации крестьян и постепенному переходу к денежной ренте, а с другой, способствовал колонизации немецкими земледельцами слабозаселённых земель на востоке — Силезии, Чехии, Поморья и Прибалтики. Аграрная колонизация этих территорий сопровождалась основанием городов на немецком городском праве, а также экспансией феодалов, возглавляемой немецкими рыцарскими орденами (Тевтонский орден в Пруссии, Орден меченосцев в Прибалтике), в результате чего германское влияние на востоке расширилось до современной Эстонии (орденские государства в Прибалтике, однако, юридически не входили в состав империи).

В позднее Средневековье, после потери империей итальянских земель, на первый план в экономическом развитии вышли ганзейские города Северной Германии, сосредоточившие в своих руках торговлю между Скандинавией, Англией, Нидерландами, Прибалтикой и Новгородом, а также текстильные центры Нидерландов (Антверпен, Мехелен, Брюссель) и Южной Германии (рассеяные мануфактуры Швабии). Неуклонно увеличивалось значение добычи и обработки металлов (Саксония, Чехия, Тироль, Нюрнберг), причём контроль над горнорудными и металлургическими предприятиями перешёл к крупному купеческому капиталу (Фуггеры и др.). Одним из крупнейших финансовых центров Европы стал Аугсбург.

Эпидемия «Чёрной смерти» 1348—1350 годов, в результате которой в некоторых регионах численность населения упала более чем в два раза, положила конец немецкой аграрной колонизации в восточном направлении и способствовала оттоку производительных сил из деревни в города. В сельском хозяйстве рост спроса на хлеб привёл к повышению товарности зернового производства в Северной Германии, что сопровождалось укрупнением крестьянских держаний на западе и ростом вотчинного хозяйства на востоке страны. В Южной Германии, где основное значение имели огородничество и животноводство и господствовало мелкое крестьянское хозяйство, началось активное наступление феодалов на крестьян, что проявлялось в увеличении барщины и натуральных повинностей, сгонах крестьян с земли и захвате общинных угодий. Следствием этого стало обострение социальных проблем, проявившееся в ряде крестьянских восстаний (гуситские войны, движение «Башмака»).